Непозабытая метель

Подданым Его Величества


Лишь искренне сжималось время.
Всё остальное, как-то так,
Кружилось по ветру поверьем,
Что листья.
Ветки натощак седели,
Простившись с осенью.
Порой,
Об этом пишут и в апреле,
Расставшись с лютою зимой.
Не к месту.
И слишком ранние протесты,
Распустятся само собой,
Известно...

Наместнику - всё наше.
Он хоть двуглав,
Но и такой,
С короной выглядит покраше,
Чем с непокрытой головой.
И в подданых он чтит лишь свой покой.
А граждане они постарше,
Алеют невзошедшею звездой.

Изодранной обуткою держава,
За скипетра клюку держась,
Мостит пути уже минувшей славы,
Которой и не знала
Отродясь,
Известно нам в какую ипостась.

Взойдёт в монаршие покои,
Звезда пленительных ночей.
Ты видел что-либо другое?
Вот в этом положении вещей,
Где казнь звучит в словах поэта.
Непозабытая метель.

Звонарь



В Замоскворечье жил звонарь,
Он колокол с большой потугой,
Однажды взял себе наукой.
И дёргал языки как встарь.
Подкинул хоть-бы кто чинарь!
Все думали под куполом у церкви бесы.
И вот однажды, будто к Спасу,
Наверх с каким-то интересом,
Сам поп поднялся.
Сморкнулся в рясу.
Глядит:
С какого, мол, приказу?
Тут колокол шумит.
Звонарь ему и говорит:
Тружусь я денно, ношно,
Ты ль за спасеньем?
Обет мне можешь принести?
Поп молвит:
Ты нарочно!
Запутался в верёвках.
С такой то ленью,
Какой тебе обед?
Господь тебя спаси.
Я дал бы грош…. и то неловко.

Ну а звонарь? Когда не спит,
Я слышал, до сих пор звонит.

Слеза печали



Харизма приторной печали
Сейчас стекала с его глаз,
Слезою горькою в те дали,
Которые Господь хранил от нас.
И за слезу его прощали.

Молитвою истёк Восток,
Её же продолжения не знали
Ни Бог, ни ангел, ни пророк.
Народы по привычке смысл искали,
В писаниях невысказанных строк.

Все от Аллаха ждали чуда.
В пустыне золотых бархан,
Трепало маревом мираж верблюда,
Который, по иным словам,
Горбов хрустальных не казал оттуда.
Гор...
                Простор.
Библейской строны Луны,
В те времена не описали.
И тени сумрачной страны
Не ведал глаз,
                       они лежали
Беззвучаем неигранной струны.
Слезой печали.

                 Воитель.
Без устали стяжал
Награды силе.
Сказать по правде, цену на неё он знал,
Она раскинулась просты́ней
От моря крови и до самых скал.
С которых он вонзил кинжал.
И не жива от толь поныне.
И не стынет.

Простите,
Отставшие от мёртвых и живых,
В рождении своём вы не прочтите
Подобия тех гор....
Немых.

                   Вассал.
Кручин дарованных хранитель,
Мусоля пальцы всё листал
Времён чертог.
Он, говорят, искал обитель
Слова.
Но что до Бога,
Того он так и не узнал.
И пуще сторожил лишь то,
В котором был прощён.
Он ведать не желал другого,
Как итог,
Его стяжаний у порогов.
Дворцов господских было много.
Молчите.

                   Учитель!
Мол и твоя здесь в поручите....
Истёрлась горизонтом магистраль.
Она твоя ль?
Или как даль к тебе пришла?
Из пары тел и серебра....
Когда мы,
Не мерявшие истинного срама,
Текли пока, не плавко... тая.
Не лавою с вершин стекая.
И впредь!
Когда есть серебро, то не в потребе медь.
Ведь.



     

Чумацкий шлях

«В степи чумацкая зола -
Твой стих, гордынею остужен;
Из мыловарного котла
Тебе не выловить жемчужин.»
Николай Клюев

Ты мне рифмы свои насвисти,
И не просто, а по-Есенински,
Тополями горько цвести,
Пух горой, по проспектам по Ленинским.

Водопадами горько упасть,
Не поднять на себе их течение.
Здесь когда-то моя ипостась,
Божьей волей исчезла во времени.

Здесь когда-то мой дух обитал,
И костер топили поленьями,
Но и пепел гореть перестал.
Он устал...
расстелившись постелями.

Ты мне рифмы свои не свисти,
Про весну и про рай Новодевичий.
Не просил я покуда - Прости.
Не винил и тебя, ветром стелючи.

Никто не знает где могилы бессмертных

Поля. Бескрайние поля.
В земле непаханной стоят усадьбы.
Здесь где-то я через края,
Набрался здорово на чьей-то свадьбе.
Извилиной не оценив пути,
Не веря в истинность заборов,
На свадьбах я читал стихи,
Как откровения при родах.
Прости!
Украсть бы душу от тоски.
И спрятать от всего народа.
И поспешить отсюда увезти,
Не слушая проспавшегося вздора.

Да… Я не Хеопс,
Но тут и хаму,
дворецкому,
Плотвицей не блистать,
Обычно с пятого стакану
Он вспоминал такую мать.

Учебный видос

Да, кстати, можно собрать вот такой совсем простенький учебный видосик. А то у других есть видео, а у меня нет).

Луна прошлась серпом по рощам,
Где кудри спящие берёз.
Их тени брошенные проще,
Межи распадком утекали.
Куда-то вдаль и наискось.
Росою травы не блистали.

Здесь выше:
Как мыслей хлам.
Когда тебе в один стакан,
Сверх пива налили абсента,
Ты прибалдел с ингредиента.

Реликвия



О, исповедь! Сих существа существ,
Утробного проклятия кокон.
Там Кастанеда выписал из этих мест.
Себе на притчи совсем неплохо.

- Что делать нам теперь,
С реликвией ацтеков Бога?
Она как пьяная барель,
Сказать по правде,
стоит-то немного.

Но почитателей за нею тьма.
А преклонителей колен, пожалуй столько,
Что и реликвия сама,
Сгорела б от стыда и только.

- Ну пусть наследием пигмеев,
Лежит скромнее, без прикрас.
В одном из северных музеев...
Не заставляя делать нас
Ради неё иконостас.

Притча


Катились горы по туману,
Врезаясь стенами в ту неба высь,
В которой за туманами обману
Вершиной стати не клялись.

Я помню притчу об Али,
Который обратившись к хану,
Сказал однажды о любви:
«Я взял бы в жены всех Луиз и Анну.
Но те Луизы видят в тебе приз.
Да и куда-то потерялась Анна»

Ужи ежу понятно снились

Ну как уж есть,
Как уж письмо сложилось,
Как уж зашло, от Бога, в торопях...
Как искренностью смея закружилось,
Как улеглось, ни дома, ни в гостях.
Как путь вершило..
Как безнаказанно грешило
И наказуемо кому-то донеслось,
Авось.

Тот в Мельпомене старый дельф,
Уже давно монументален.
Увы...не вечна акварель…
Наследие победоносной стали,
Куда надёжней оставляет след,
Тех лет,
Которые и не смотрел оракул.
Он судеб многих без того
Украсил век и так уж.

А дари руки и кури Рада

- Мы провинились и вот этим зельем?
Пред королевою британской. Ну и что ж?
Однако же цветёт в веках поверье -
О принцах. Достояньем не на грош
Не преумноживших британское спасенье -
Закрыт для них Святилищ рая.
Доколе попусту живут, до толь тщедушно умирают.

- Магистр!
Он пред супругой не имея дара речи,
Всегда по праву лишь себя калечил.
Как Дмитрий перед Путиным иной,
Но с более без чинной головой….

- Постой!
Цела ль башка у Дмитрия при людях?
Он может королём британским будет?
А что? Невеста хороша!
В живом журнале и такой масштаб,
Известен.
Об этом пишут люди.

- О горе королевы не забудем.
Чего не пишут те журнальные шуты?
Вершители Престола судеб.
Для них вакансии настолько хороши….

- От Дмитрия, наверно, не убудет!
----------
Но что же скажет Байден?
Послания его уже лежат на сайте...